ДомойЗвёздыАлексей Чадов: хотелось бросить всё и отрастить волосы - изменить жизнь

Алексей Чадов: хотелось бросить всё и отрастить волосы — изменить жизнь

Актер и режиссер Алексей Чадов стал моим гостем неспроста: мы все в ожидании премьеры его дебютной режиссерской работы, фильма «Своя война», саундтрек к котрому он записал вместе с продюсером Настей Ивкой. Что стоит за этим творческим союзом, как актер стал режиссером и немного про хулиганский рок-н-ролльный задор — думаю, кое о чем из жизни Чадова вы даже не догадывались, как и я.

— Леша, во вторник был всемирный день рок-н-ролла.

— Да ты что? Как же я пропустил такой замечательный день!

— Как ты относишься к этому жанру?

— У меня был период, когда я очень рьяно рок-н-роллничал. Мы так с братом маме и говорили: мама, прости, но дети у тебя рокеры. Что касается музыки, то мне ближе рэпо-рок и металл. В чистом виде рок — это Виктор Цой, в первую очередь. Мы все эти песни должны были уметь играть на гитаре, иначе, ты на районе не очень уважаемая фигура.

— А если мы говорим про рок-н-ролл, про раннего Прэсли, Битлз?

— Я вот клянусь, никогда не фанател от Битлз, никогда! Единственная песня, которая мне нравилась: Come Together, и то в исполнении великого, неповторимого Майкла Джексона, когда он снял этот прекрасный хулиганский клип. Вот тогда я для себя открыл этот трек. Red hot chili peppers, Metallica — вот плакаты, которые висели над моим столом. Ну конечно Майкл Джексон, тогда это был его «биг тайм», на него невозможно было не обратить внимание. 

— Но все-таки рок-н-ролл считался как протестное явление своего времени. Сейчас у нас получается рэп протестное явление.

— Рок и рэп: просто поменялась подача. Но это та же самая культура. Это вызов, наперекор, вопреки. Хотя, взрослый рок, тот, советский, он такой рассудительный, философский.

— А как думаешь, кого-то из наших артистов можно считать рок-н-рольщиком?

— Я ребят «Би-2» до сих пор люблю, уважаю. Они настоящие рокеры, причем, такие «фирменные». Я помню период, когда я очень любил «Парк Горького».

— А как ты относишься к критике?

— К хорошей, умной, адекватной критике я отношусь с большим интересом. Я, например, работал над своим фильмом, и понимал, что как режиссер я – дебютант и многому учусь. И я не боюсь резкой, местами «сухой» критики. Меня она, наоборот, подстегивает, дает «золотого пенделя».

— Леша, как ты относишься к кино как зритель? Любишь смотреть? Есть время?

— На самом деле, люблю смотреть кино на большом экране. Но иногда так комфортно дома одному. Я перестал любить массовые просмотры. Когда собрались под винишко, под ужин, посмотреть фильм. Это не работает, ты отвлекаешься. Причем, я так удивился, когда брат Андрей однажды сказал: я тут в кино сходил. Я говорю, а с кем ты ходил? Один. Я говорю, ты что, один в кино ходишь?! Он говорит, да, и уже давно. Я попробовал — крутая история. Ты и фильм.

— Леша, как ты из актера переквалифицировался в режиссера?

— Пока ты фильм не покажешь, считать, что ты состоялся, как режиссер, нельзя. Пока ты не найдешь своего зрителя, это все «пробники». Ты можешь снять фильм, а зритель у тебя есть? Который скажет – это моя картина. И на вопрос — какие ты фильмы смотришь, скажут: я тут фильм Чадова посмотрел, очень хороший. Вот это дорогого стоит. Когда это случится, я скажу, да, наверное, я режиссер.

— Ты взялся за военный боевик – это очень непростой жанр. У тебя, действительно, была потребность именно с этого?

— Да, мне хотелось экшена, да, мне хотелось приключений. Потому что мне надоело в этих «офисах» сниматься. У нас очень мало боевиков, мало хорошего умного, не побоюсь этого слова – местами интеллектуального, драматического экшена. Поэтому, конечно, снявшись в свое время в «Войне», в «Девятой роте», я заскучал. Хотелось в экспедицию, хотелось бросить все и отрастить волосы, изменить свою жизнь. И я сел писать историю, не думая еще, что буду режиссером, что буду снимать. Я написал первый драфт, и отправил его Сергею Михайловичу Сельянову — он отреагировал. Причем, я когда нажимал кнопку «отправить», думал — может, не надо? Сейчас почитает, подумает, что еще Чадов со своими идеями — «артисты лезут в режиссуру». Какое-то у меня было легкое стеснение. Ну я перекрестился и отправил. Он через неделю пишет: неплохой сценарий ты написал. И когда я увидел, что его зацепил, я понял, что это победа.

Кадр из фильма

— Кто у тебя фильме из актеров снимается?

— Тема Ткаченко, Кристина Асмус, Виктор Иванович Сухоруков. Кстати, удивительно, когда мы всех утвердили — поняли, что все Щепкинские. Это как-то комплементарно получилось. Я, конечно им очень благодарен: они помогали, ответственно относились к съемкам, слушали, слышали – это важно. Для дебютанта важно. Тем более, коллеги — когда артист стал снимать, он уже по ту сторону баррикад, это тонкий момент. Нужно искренне доверять, по-дружески.

— У тебя в аккаунте есть фото со съемок, где ты держишь в руках два увесистых пакета. Расскажи, что ты там носишь?

— Я очень люблю эту фотографию — это исходники моего фильма. В этих пакетах весь мой фильм, два года жизни. Они достаточно тяжелые. И я его возил в другую студию на сведение. И таскался с ним, он у меня в машине лежал неделю. Я еду, а он как ребенок, причем, лежит сидении моего сына Федора. Пакеты шелестят на поворотах, а я думаю: ну, когда же я тебя уже покажу!

— У меня на премьере «Сирийской сонаты» был Лавроненко, и он мне признался, когда посмотрел фильм, что вообще не понял, как все так получилось: ему казалось, что все будет совершенно по-другому.

— Со мной первый раз такое случилось, когда я увидел «Войну» в кинотеатре. Причем, я «на нервах» смотрел кино на премьере. Мне 20 лет, я вообще не понимал, что происходит… А когда потом уже спокойно посмотрел, действительно, всё на экране ощутил, то зааплодировал режиссеру. Так же было с «Девятой ротой». И с картиной «Молот». Мне впервые пришлось поработать над образом в физическом смысле. Я набрал в весе, весил 86 кг., освоил технику боя. То есть я понимал, что в жизни я совсем не такой. Я вешу 74 кг., для меня набрать 10 – это слишком! Помню, я в машину садился, кряхтел – это не мой вес.

Кадр из фильма «Молот»


Леш, мы уже говорили о твоем фильме «Своя война», саундрек к нему написала Настя Ивка.  Как вы познакомились?

 — Вообще, сейчас время такое не простое, все страдают в плане рекламной поддержки, и мой фильм не исключение. Я искал разные интересные предложения. Когда мы познакомились с Настей, спустя некоторое время, она предложила мне идею записать трек в поддержку любовной линии отношений в фильме. Фильм брутальный, мужской. Но там есть любовь. Я согласился, послушал трек и получилась очаровательная коллаборация.

С Настей Ивкой

— До этого проекта ты снимался в клипах других артистов. И я видела твой клип под названием «Родная». Что это за творческий эксперимент, расскажи.

— Не многие его так восприняли, как творческий эксперимент. Все подумали, что Чадов решил серьезно петь, и подвинуть коллег, эстрадных артистов. Нет, это был рок-н-ролл – то, с чего мы начали. Молодость, я считаю, что это самое великое время, когда ты по-настоящему свободен. Тебе не нужно много денег, тебе не нужно толком ни о ком заботиться, только о себе. Ты свободен от всего, по большому счету, ты горишь, как свеча. И этот трек родился именно так. Чистое хулиганство. Я писал музыку со своими музыкантом, гитаристом, соратником Володей Кормилициным. Хотели частушку-рэп сделать.

— Скажи, а сам ты какую музыку слушаешь?

 — Я абсолютный меломан. У меня нет такого, что попсу я не слушаю. Я вообще был ярым фанатиком и до сих пор остаюсь Джорджа Майкла. Потом, конечно, «Депеш Мод». Что касается наших, то я с уважением отношусь к артистам рэп-культуры. Я считаю Басту мощным исполнителем.

Алексей Чадов о сыне и актерской профессии в семье: ЗА КАДРОМ

— Леша, говорят, что при рождении тебя назвали Александром, но на имя Саша ты абсолютно не реагировал, поэтому, со временем тебя все стали называть Лешей. Скажи, ты реально до 16 лет был не Лешей, а Сашей?

— Так точно, это удивительная история! Я всегда думал — я же Леша, почему все зовут меня Саша? А мама вообще рассказала, что хотела назвать меня Левой. Представляешь — Лев Чадов!  Слава богу, меня Львом не назвали, Сашу, ладно, я пережил. Леша – это мое имя, коренное.

— После съемок в фильме «Война» ты купил автомобиль, на котором потом таксовал вместе с братом. То есть денег на машину хватало, а на бензин нет. Так это?

— Мой первый гонорар был 4000 долларов, а машина стоила 3000 долларов. Все, больше заработка у меня не было. Я был студентом второго курса. То есть у меня деньги появились, я деньги потратил и денег больше нет. Я продолжал учиться, а чтобы как-то дальше жить, заливать машину бензином, что-то покупать, приходилось «бомбить». Много интересного можно рассказать в этот период. Я помню, что меня начали узнавать в этой машине. То есть фильм уже начал «работать». А когда меня узнавали девчонки, мне, конечно же, брать с них денег было дико не удобно. И я развозил их в какое-то Бутово, Перово ночью. И возвращался в 4 утра без денег, но зато поболтал от души. Конечно, было интересно.

Леша, твоя первая работа на сцене детского театра стала удачей для юного артиста. Ты получил за свою роль премию Лауреат, и поездку в Анталью. Спектакль назывался «Красная шапочка». Насколько я понимаю главная роль там одна — Красная шапочка. За какую роль ты получил премию и поехал в Турцию?

— Роль Красной шапочки мне уж точно не к лицу»! Я играл зайца. Это такая первая театральная драма. Я всегда мечтал сыграть волка, а его играл брат. Он старший, у него уже поменялся голос, он возмужал. А я в 9 классе, чисто физически в развитии отставал, и в 16 лет играл зайца. Я так комплексовал! Потому, что приходили мои одноклассницы, которые носили уже мини юбки. Представляешь, я играл зайчика, а у брата Андрея был очень классный костюм, он как раз был рокером. У него были длинные волосы, на руке татуировка — Смерть шапке. Это был рок-мюзикл. И когда он выходил, все девчонки просто вставали – был какой-то фурор сумасшедший. Мы все конечно завидовали такой популярности. Но приз за роль получил я.

— Леша, у тебя есть возможность сказать пару слов на прощание.

— Во-первых, любите и цените друг друга – это самое главное. И берегите родных. И приходите на мой фильм «Своя война» в кино, я обязательно сообщу, когда он выйдет.

Алексей Чадов с Еленой Север и Настей Ивкой
Елена Север
Телеведущая, певица, актриса, кинопродюсер, общественный деятель. Член Совета директоров ЗАО «Русская медиагруппа». Продюсер кинокомпании «Русский север». Патронесса Благотворительного Фонда «Федерация».

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Мы в соцсетях

     

Новости

Top.Mail.Ru